<< страница 2 из 4 >>

Гитара, я так понимаю, стала просто параллельным увлечением. Наверное, однажды пришло время. Стихи у неё уже были, хотелось какие-то песенные формы. К тому же и окружение такое было, где все что-то сочиняли, что-то пели. Соответственно появилась гитара, как возможность простейшего аккомпанемента. Это моя гипотеза. По-моему, с большим удовольствием Света осваивала гитару и очень удачно, песен под фортепьянный аккомпанемент я у неё не слышал. К фортепьяно она относилась как к отдельно стоящей исполнительской истории. Но песни все под гитару.

У неё тогда была любимая гитара – классическая акустика с нейлоновыми струнами. Разные предлагались варианты, даже я с ней как-то разговаривал: «Не хочешь купить нормальный инструмент с железными струнами?», а она говорит: «Нет, я вот на классике как начала играть, так и буду. Мне нравится звук на нейлоне, мягкий такой, от самого звука мне вдохновение, лёгкий». У неё всегда была, насколько я помню, гитара с нейлоновыми струнами.

Последний инструмент, на котором она играла в Интерьерном театре, очень клёвый, нейлоновый, довольно дорогой. Сурганова его ей в Риге купила. Голубева очень радовалась этой гитаре, потому что не надо было себя перестраивать. Эта новая гитара стала продолжением предыдущей, поэтому здорово на ней игралось.

Света очень трепетно относилась к аккомпанементу и всегда старалась его украсить ритмически, довольно затейливо у неё выходило. Например, игра на грифе, мне кажется, это скорее интуитивная манера смягчения звука. Она жестко никогда не рубилась, например, медиатором со страшной силой. Ближе к грифу всегда мягче звучит.

***
У нас был перерыв в общении после нашей совместной работы. Какое-то время мы не виделись так же, как я не виделся и со Светкой, и с Динкой. Потом мы все оказались на Плеханова на каких-то посиделках с песнями. Всё было прекрасно. Главное, что никто своей творческой потенции за эти годы не растерял. Всё как началось, так и продолжается до сих пор. Дай бог.

Когда мы писали «Неужели не я», Светка приезжала, много участвовала в различных обсуждениях по поводу звука, аранжировок. В последних редакциях, она там свои эмоционально-интуитивные коррективы вносила, советовала, просто оценки давала. Для Светы Сургановой это было очень важно. Как раз в тот период у нас со Светой возникла идея сделать не акустическую программу, а сыграть первый наш концерт с коллективом в зале у Финляндкого вокзала. И до того как «Север Комбо» присоединился, мы уже начали репетировать со Светой Голубевой. Всё сложилось спонтанно, в том числе и её согласие принять участие в этом концерте. Сначала выступление планировалось акустическим, поэтому было желание сделать просто гостя, получилось бы органично. Но впоследствии решили выступать с коллективом, поэтому песни Голубевой отрепетировали совместно с ребятами и в таком варианте явили людям. В процессе подготовки она записала некоторое количество песен у Светки дома. Собственно из них и выбирали, что будет исполняться. Это была основа для последующего аккомпанемента. Голубева очень трепетно, но с радостью, отнеслась ко всему этому процессу, она всегда стеснялась, в последнее время особенно, публичности. Правда, отвертеться уже было невозможно, так как обо всем уже договорились, да и Сурганова убедила, что ей обязательно нужно будет выступить. Обычно она отнекивалась, а тут решилась. В итоге, мы отрепетировали те три песни, которые и прозвучали. Всё было довольно бодро, на хорошем энтузиазме. В тот период она с нами довольно много времени проводила, приезжала на репетиции, всё было очень позитивно. Света, как обычно, критично относилась ко всему, а тут согласилась на это выступление, перестала беспокоиться, в новом качестве себя ощутила. Ведь с музыкантами сложнее играть, тут ей уже приходилось поправки делать, всё-таки самому себе аккомпанировать намного проще.

Света в принципе не очень охотно соглашалась на какие-либо выступления, для «своих» попеть - это всегда пожалуйста. А так она считала, что не готова к концертам. Она перфекционист по своей натуре, и ей всегда хотелось совершенства. Но, слава богу, согласилась на тот концерт у Финляндского вокзала. Кстати, он был очень суровый для неё, потому что там со звуком была лажа какая-то, насколько я помню, там люди и слов не разобрали вовсе, как-то всё было непонятно, скомкано. Но она не отчаялась, не разочаровалась и согласилась на следующее выступление в музее-квартире А. Блока.

<< страница 2 из 4 >>

Все размещенные на сайте материалы носят некоммерческий характер и предназначены для частного использования. Дизайн и разработка Т.Кот, 2013 г.rss
Милое мое высочество!
Привыкаю к одиночеству.
Плачется внутри или хохочется вне -
Рядом, просто рядом быть хочется мне...



Остывающий день и красавица ночь,
Не находят пути до меня.
В оживленье людском и в покое мирском
Западня, западня, западня...



Питер! Я умирать хочу под этот звук.
Ветер унес остатки жизни с моих рук.
Светел был взгляд его, когда он улетал,
Возвращался долг отдать, да видно не застал…



...А в горле связки, это не бред, а быль,
Забиты в кровь, затерты в пыль
И нету света, который вылечит
Уставших нитей параличи...



Свет выключаю, скучаю по тебе,
Через вечность минут начинаю
Мучительно ждать встречи.
Так и проходит вечер...



...Я уехала за тридевять земель
Уложить тоску в природы колыбель,
Убаюкать, обезболить, ублажить,
Перемучиться и, бог даст, пережить...



Снежная пурга так жадно съела этот день.
Снежная пурга всех одарила днем потерь.
Люди торопились спрятать слабые тела
От ветра, от снега, от холода...
Rambler's Top100